• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: матчасть (список заголовков)
11:54 

Арно Савиньяк
Логика-замечательная вещь. Но, дело в том, что против человеческого мышления она бессильна
Из донесения агента «Ворон» ранга «тень»
«Сегодня, в день Зимнего Солнца, в третьем часу после рассвета, во время утреннего явления государя народу и двору, принц Денна явился прямо на площади, причем верхом да еще на коне солнечной масти. Это считается оскорблением, потому как на конях такой масти ездят лишь государи. Принц разметал стражу и громовым голосом обвинил отца в предательстве, нарушении Правды земли и прочих преступлениях. Народ был в ужасе, потому как принца любят и слова его очень многие приняли за истину. Принц бросал в лицо отцу оскорбления, а затем заявил, что исполнит приговор над предателем, и выхватил меч. Я видел только последствия, потому как толпа шарахнулась в стороны от внезапного ощущения ужаса и холода, и самой схватки я не видел. Длилась она несколько кратких минут, но последствия были ужасны. Я тоже ощутил тошнотворный страх, лишающий сил и воли, но, видно, нуменорская половина моей крови дает мне большую стойкость. Судя по ощущениям, это то самое, о чем вы меня спрашивали. Толпа была огромная, но хватило на всех. Это страшное ощущение, оно способно погнать людей куда угодно, и мало кто способен этому страху сопротивляться, по крайней мере, среди харадрим. Этот страх способен бросить безоружных на копейный строй, и неизвестно еще, кто окажется победителем.
Я видел только последствия. На площади я насчитал около сорока целых трупов. Судя по отдельным останкам, их было все же больше. Все зарубленные — Золотые Щиты, королевские телохранители. Тех, кого затоптала толпа, в расчет не беру. Получается, что принц Денна убил не менее полусотни человек, прежде чем был изрублен в куски сам. Государь уцелел, два старших брата Денны убиты. Говорят, последний удар принцу нанес сам государь. Он отсек ему голову Солнечным мечом. Потом ее выставили напоказ народу. Похоже, когда ему отрубили голову, он уже был мертв. Люди в столице охвачены ужасом, гневом и скорбью, назревают беспорядки. Принца любили, а о соглашении короля с Нуменором за спиной морэдайн тоже стало известно. Наутро отрубленной головы уже не было на стене дворца. Скорее всего, ее похитили, но народ шепчется о том, что принц вроде как являлся кому-то в Храме и что он чудесным образом не умер…»
Людей Солнечной крови принято сжигать на священной плошадке похорон в Королевском храме. От Денны мало что осталось, особенно когда голову украли. Это было страшнее всего. Сожжение Пса и двух его братьев провели тихо, по-серному. Государь не присутствовал, потому как отец Мааран прямо сказал — ты проклят, ты нарушил Правду земли. Слова Денны. Наранна-ару сидел в покоях и пил. Молча пил, желая, чтобы ничего этого не было, чтобы он никогда не был королем.
А вокруг сидели высшие сановники Ханатты, потому что государь боялся оставаться один. Вот такова и была его скорбь — один, но в окружении безмолвных придворных.
Небо к ночи прояснилось, и ветер распахнул ставни, заставив испуганно задрожать огоньки свечей. Слуги молча закрыли ставни, и только тогда все поняли, что в комнате появился еще один человек. Он медленно откинул белой-белой рукой темные волосы с лица, хотя его и так уже узнали. Всех сковал ужас, а у кого хватило сил встать, тех вдруг перестали слушаться ноги, и снова все сидели молча. Принц улыбался. На его шее алела кровавая полоса.
— Твоя отметина, отец. Щедра твоя рука, — мягким, жутким голосом произнес он, сверкнув красными искрами в глубине глаз. — Такова твоя благодарность Псу за службу. — Но я, как видишь, здесь. — Он поднял руку, на которой тусклым ободком виднелось кольцо. — Видишь? Я обвенчан с Силой и этой землей. Она вернула меня, вернула мне тело. А тебя она отвергла. Ты низложен. — Он шагнул вперед — неслышно и плавно — и взял с узорной подставки Солнечный меч. Государь сидел молча, глядя в пол. Меч в руке Денны пошел золотистыми волнами. — В твоих руках он больше не засветится, ибо отныне я — истинный король Ханатты. Как предпочитаешь умереть, отец? Сам — или помочь?
Наранна-ару поднял мрачное лицо. Сейчас оно было злым и острым, полным гордости и отчаяния. Он осклабился в улыбке.
— Не нужна мне твоя помощь, мертвец, — прошипел он. — У меня на то своя рука есть. Дай меч! — почти крикнул он на сына, и Денна, на мгновение замешкавшись от удивления, с насмешливым поклоном протянул отцу Солнечный меч.
— Я буду рад, если мой отец хоть раз проявит смелость и решимость, — тем же жутко мягким голосом проговорил он.
Наранна-ару презрительно плюнул, распустил пояс и, стиснув зубы, вонзил меч себе в живот, резко проведя справа налево и вверх. Изо рта у него хлынула кровь, глаза полезли из орбит, и он упал.
— Возвращаю удар, отец, — негромко сказал Денна, приподнимая короля за волосы и коротким движением отсекая ему голову. — Ради милосердия.
Затем он медленно подошел к престолу, на ступенях которого лежал, истекая кровью, труп государя, и сказал:
— Государь умер. Наследника, кроме меня, нет. Я жду.
Первым опомнился левый советник. Подполз к престолу и, коснувшись лбом пола, сказал:
— Хвала тебе, Денна-ару, государь Солнечной крови!
— Хвала тебе! — откликнулся начальник дворцовой стражи. — Хвала!
— Хвала!
Хвалу вознесли все.
Денна бесстрастно улыбнулся, подобно древнему изваянию.
— Отныне только я буду указывать, кто станет царствовать. Не станет государем тот, кто не примет Силу и не подтвердит Завет. Править же буду — я. И знайте — так будет всегда. Ибо я, Пес Ханатты, не умру, — усмехнулся он. — Вы уже видели это сами. Я всегда на страже.
Из донесения господину центуриону Ингельду от Лиса, агента в ранге «тень»
«Ныне провозглашен новый государь. Ему всего восемь лет, это сын старшей дочери покойного государя, Аннахайри, что ныне затворилась в монастыре Гневного Солнца, и мораданского князя Дулгухау, ныне обретающегося в Мордоре под именем Фуинур. Юный государь сумел заставить светиться Солнечный меч. Говорят, он способен исцелять руками мелкие недуги. Воспитателем и наставником его стал некий Пес Ханатты. Может ли им быть убитый Денна — не знаю, я слишком далек от Золотых Покоев…»
…На коленях лежит раскрытая книга, но он смотрит поверх страниц, чуть улыбаясь той картине, что только, что соткалась из строк. Чуть шевелятся губы, повторяя последние строфы. Внезапный мягкий порыв ветра бросает на лицо кудрявую прядь, и юноша терпеливо отводит ее и закладывает за ухо, словно не желает ссориться с ветром. Волосы длинные, как у всех людей Солнечной крови, но он младший, потому они у него лишь чуть ниже лопаток, а если распустить священный узел волос его отца, то они упадут до колен. Ему не положено носить лазурного и золотого солнечного, а только простой белый — как младшему — или красный, который дозволен всем в Солнечном роду. А белое свободное одеяние для жаркого дня — лучше и не придумаешь.
Там, за стенами сада, жарко, а тут тень, и рукотворный ручеек журчит по камням. Великий мастер создавал этот сад — все кажется настоящим, как в природе, хотя все камни, деревья и цветы подобраны с великим тщанием и размещены согласно тонкой и замысловатой науке «камней и воды».
Ветер треплет страницы, и он придерживает их сильной изящной рукой и чуть заметно улыбается — ты не выведешь меня из состояния покоя. Поднимает смешливые глаза, темные и блестящие, от взгляда которых млеют придворные дамы. Хотя принц давно уже не мальчик, он еще не носит ни бороды, ни усов, потому что младший, и матушка хочет, чтобы он подольше оставался ее любимым маленьким мальчиком.
Нет, ветер положительно решил его довести. Придется закрыть книгу. Что же, мудрецы говорят, что не следует противиться ходу вещей, ибо не под силу это человеку.
А все же до чего приятно посмотреть в лицо ветру и улыбнуться.
— А я все равно сильнее.
Ветер снова разметывает по плечам пряди, бросая ту, единственную, золотую, на глаза.
— И что? Я потомок Солнца, а ты — всего лишь ветер.
И тан хэтан-ару идет босым по темному мху воль ручья, гибкий, как дикий кот, и золотой, как ящерица, высокий, как и должно быть человеку Солнечной крови, и ветер разочарованно дергает его за длинные тяжелые пряди, потому что он нарочно не обернется и уже не будет говорить с нахальным незваным гостем, который так и не дал дочитать великую поэму о золотой бессмертной деве Айори и смертном вожде…
Дулгухау проснулся, резко сел. Помотал головой. Это всего лишь сон. Он, Дулгухау, никого не предавал. Он поступил верно.
Пусть все остается как есть.

Продолжение записок Секретаря
Короли Ханатты сменяют друг друга, а правит всегда — один. Пес надменен. Только моего господина он почитает, к остальным относится как к пустому месту. Ну, конечно, и Самому повинуется, как пес псарю. И Харад он держит на поводке. Как собаку. Бывали времена, когда короли Харада пытались вольничать, и умирали они тогда быстро. Вот и сейчас они пойдут драться за нас. Они, конечно, варвары, но их много. И они верны нам.

@темы: матчасть

11:52 

Арно Савиньяк
Логика-замечательная вещь. Но, дело в том, что против человеческого мышления она бессильна
Из письма в Керанан
«Я давно не видел наших детей. Надеюсь, что когда-нибудь я все же обниму их и тебя, моя дорогая жена, и они еще не настолько вырастут, чтобы я совсем их не узнал. Они еще не забыли меня? А ты меня помнишь?
Я уверен, что все будет хорошо. И мы еще увидимся и вместе будем стоять и смотреть на море. А потом мы будем строить корабли — настоящие, а не то, что называют кораблями у вас, в Ханатте. Я хотел строить корабли, да не успел. Ничего вот отобьемся, и все снова будет как прежде.
Милая моя жена, стыдно мне просить тебя об этом, ибо не женское это дело, но поторопи отца, пусть соберет войска и пришлет помощь. Пора ему вспомнить о слове, пора понять, что, если мы не устоим, очередь — за Ханаттой. Пусть не медлит. Пусть объявит общий сбор. Ханатта велика, пусть воины ее не так могучи и обучены, как морэдайн или войска, созданные твоим блаженной памяти прославленным дядей, но их много. Мы затопим врагов, засыплем, как песок. Только пусть он даст войско, поторопи его, очень тебя прошу. Если не ради нас, так ради сына. Ведь твой отец не может не любить своего внука.
Наверное, проще всего было бы оставить город. Но мои люди не хотят. Если кольцо замкнется, то я уже не прорвусь или прорвусь с большой кровью. Все зависит от сражения у Ондоста…
Я все же верю, что все будет хорошо. Верю в нашу удачу, верю в твоего брата.
Когда кончится война, я построю для нас корабль…»
читать дальше

@темы: матчасть

11:41 

Логика-замечательная вещь. Но, дело в том, что против человеческого мышления она бессильна
Он снова замолчал.
— Идем, холодно, — после короткого молчания сказал Дулгухау, таща шурина за рукав вниз, подальше от вновь поднявшегося ветра.
— Пришлет ли Солнце нам на помощь Аргора? — ни к кому не обращаясь, вдруг спросил Денна.
«Только его и не хватало, — ругнулся про себя Дулгухау. — Эх, брат, как же не ко времени ты утратил Силу…»
«Морэдайн принадлежат полуостров Уммар-ан-атта, и прилегающие к нему земли, и удобная большая бухта, длинная и глубокая, где стоит город Уммар и находится прекрасная гавань, защищенная как от буйства моря, так и от нападений.
Уммар — большой город. Морэдайн, можно сказать, отстроили его заново, и теперь это сильная крепость. Стоит он по обоим берегам реки Далим, впадающей в бухту, и окружен он тройной стеной.
Окрестности города — каменистые холмы, в основном бесплодные или поросшие колючками, на которых пасутся овцы. Но там, где земля орошается из реки, цветут сады, и дают они урожай два раза в год. Воду здесь очень ценят и умеют ею распоряжаться.
К северу и востоку от города до самой Харнен лежат земли, которые заняли морэдайн. Это укрепленная граница, и защищают ее люди стойкие и жестокосердные.
Сам Уммар многолюден. Князь Дулгухау разумен — он хочет, чтобы у него было много подданных и много бойцов. Это будут очень опасные противники. Если Уммар придется брать, то, пока он не будет окружен полностью с суши и моря, причем так, чтобы никто не пробился на помощь, его ни когда не взять. Хотя и тогда это будет трудно.
По мне, господин мой Элентур, лучший выход — привлечь морэдайн на свою сторону. Иначе мы получим могущественного врага…»
читать дальше

@темы: матчасть

11:35 

Логика-замечательная вещь. Но, дело в том, что против человеческого мышления она бессильна
— Ты хорошо сказал, — усмехнулся и снова вдруг помрачнел Денна. — Скажи же что-нибудь моей сестре. Аннахайри, сидеть.
Дулгухау покачал головой.
— Прости, принц, не сейчас. Так нельзя.
Принцесса впервые посмотрела на Дулгухау. Он сделал вид, что поглощен трапезой.
Денна криво усмехнулся. Непонятно, куда мог бы завести этот разговор, но тут за дверьми послышались какая-то возня, вопли, хохот и ругань. Денна поднял бровь, мгновенно забыв и о сестре и о забавном морадане. Дверь распахнусь, двое морэдайн втащили в залу упиравшегося мужчину в красно-золотом кафтане с длинными, заплетенными в косы росами. У него было злое острое лицо, скуластое и узко-глазое, с длинными черными усами и короткой бородкой. Он скалился, вырывался и ругался на местном диалекте, который и Дулгухау с трудом понимал. Нос пленника был разбит, глаз заплыл. Его швырнули на пол, он вскочил, дергая связанными руками, и, набычившись, уставился на Денну, словно пытаясь прожечь его взглядом.
читать дальше.

@темы: матчасть

11:30 

Логика-замечательная вещь. Но, дело в том, что против человеческого мышления она бессильна
Он вздохнул и снова взялся за донесения.
«Анна-ару пока не склонен идти на переговоры с Нуменором. В народе бытует твердое убеждение, что государь Керниен был отравлен нуменорцами…»
«Чушь какая, — вздохнул Элентур. — Мы еще не пали так низко, чтобы убивать чужих королей… Но даже опустись мы настолько, Керниена нам никакого смысла устранять не было. Хороший был государь». — Элентур покачал головой. Керниен был готов идти на переговоры. Если бы он не умер так загадочно и нелепо, не было бы враждебной Ханатты под боком, и об Уммаре можно было бы договориться к обоюдной выгоде. А сейчас голодные до бранных подвигов обалдуи подбивают государя на войну. Если это случится, миру не бывать. Будет долгая, затяжная, гнилая война на много поколений.
Надо выяснить, каков сам принц и верно ли все, что о нем говорят.
Не растет ли в Ханатте второй не-человек?
И не следует ли убить его, прежде чем он окончательно перестанет быть человеком? Ведь тогда он не сможет даже умереть.
читать дальше

@темы: матчасть

11:26 

Логика-замечательная вещь. Но, дело в том, что против человеческого мышления она бессильна
…Ночь, злая же ты ночь. И опять, опять воспоминания. На сей раз — сестра, любимая сестра, Аннахайри.
Красавица, каких мало под Солнцем, так говорят. Недаром государи брали в жены самых красивых из благородных девушек — вот их кровь и сказалась в ней. Как говорили поэты: красавица, губительница сильных, сводящая с ума мудрых, стройная, как сосна на склоне, гибкая, как рыбка в горном потоке, глаза ее — два отравленных клинка ночного убийцы, губы ее — отверстая рана, шея ее — гордое древко победного знамени, а грудь ее — престол владыки мира. Она идет, как ветерок среди деревьев, дыхание ее — прохлада в знойный час, кудри ее — грива дикой кобылицы, и гордо встряхивает она головой. Она — охотница, она — убийца жестокосердная, дщери Солнца склоняются перед ней, и тень бежит от победного взора ее… О, дева, лишь тот удостоится тебя, кто сдастся смиренно, ибо завоеватель — погибнет, а ты рождена для власти…
читать дальше

@темы: матчасть

11:19 

История третья.

Логика-замечательная вещь. Но, дело в том, что против человеческого мышления она бессильна
"...Про этого Бессмертного я знаю довольно много. Хотя тоже не все, ибо сие есть тайны харадского двора. А они к своим тайнам весьма ревниво относятся. К тому же, копаясь в старых хрониках, я наталкивался на совершенно разные оценки событий, более того — на разные даты. Но везде наш Бессмертный — герой и божественный хранитель королевского рода, а стало быть, и всего Харада.
Что мне о нем известно… Родился где-то около 1250 от основания Барад-Дура, был младшим сыном в немалой королевской семье — а плодятся они на юге как кролики, даже в знатных семьях. Еще бы, если жена не одна… Было там не то семь, не то восемь детей, от скольких жен и кто от какой — сведения расходятся, потому вычислять бесполезно. Был он младшим из сыновей, еще у него точно была младшая сестра.
Его отец жил на удивление долго для этой расы. Ему перевалило за семь десятков, когда сын убил его за предательство по отношению к морэдайн и Мордору.
В хрониках говорится, что тан хэтан-ару Денна в таком-то году обрел Силу. Как и почему это вышло — не говорится.
Мой господин к нему относится почти дружелюбно, если такое вообще можно сказать о Бессмертных, и охотно вспоминает про его дядюшку.
Сам господин Третий Бессмертный весьма необщителен, кроме Ханатты его ничего не волнует. Дома его считают вечной Тенью королей и хранителем Солнечного Рода. С тех пор, как он стал Бессмертным, Ханатта верный союзник Мордора. Хотя по мне, что за толк от этих варваров…
Зато их много, и мой господин говорит, что хорошему полководцу любой солдат сгодится…»

читать дальше

@темы: матчасть

хроники дворца Золотого Павлина

главная